Добровольчество пока не является национальным проектом

  • Автор / организация: Егор Казаков, консультант Комитета по молодежной политике администрации Пермской области, президент регионального отделения общероссийской общественной организации «Детские и молодежные социальные инициативы»
  • 18 мая 2006 года Кто добавил: Фомина Елена Юрьевна Просмотров: 2204
  • Темы: Добровольчество
  • Тип: Статья, обзор, исследование

Говоря о том, как изменилась ситуация с добровольчеством в России за последние годы, в первую очередь нужно отметить, что меняется его идеология. Те организации, те сектора общества, которые так или иначе используют технологии добровольчества в своей деятельности, начали по-другому к нему относиться.

Говоря о том, как изменилась ситуация с добровольчеством в России за последние годы, в первую очередь нужно отметить, что меняется его идеология. Те организации, те сектора общества, которые так или иначе используют технологии добровольчества в своей деятельности, начали по-другому к нему относиться. Лет пять назад добровольчество было в основном прерогативой некоммерческого сектора. Сегодня оно шагнуло и в политику, и в государственный сектор, и в бизнес. Например, в Тверской области новый губернатор Зеленин строил свою политическую платформу именно на добровольчестве. И сейчас там мощно работает центр «Важное дело», который активно поддерживается губернатором. Добровольчеством занимается и бизнес, разрабатывая, к примеру, корпоративные добровольческие программы. Все больше и больше добровольческие технологии проникают в деятельность разных муниципальных и государственных учреждений.

С другой стороны, проявляется тенденция переоценки смысла добровольчества, философии добровольчества. Все чаще эксперты некоммерческого сектора, представители гражданских и общественных организаций задаются вопросами: что же такое добровольчество и зачем оно нам нужно? Что это – некий подготовительный этап карьеры, или это свобода волеизъявления, гражданская позиция отдельных лиц? Дискуссии пока не окончены. Можно выделить несколько лагерей. Представители одного из них полагают, что добровольчество – это социальная технология, способ решения каких-то важных социальных проблем. И доброволец – прежде всего человеческий ресурс, который эту проблему позволяет решить. В основном это позиция некоммерческих организаций, которые не один год профессионально работают над решением какой-то конкретной проблемы. Среди гражданских и общественных объединений есть такие, которые занимаются защитой и отстаиванием общественных интересов. Они больше склонны полагать, что добровольчество – это некий гражданский статус, который позволяет активно проявлять свою позицию по каким-то принципиальным вопросам, активно выражать свое желание что-то изменить вокруг себя. И есть пока немногочисленная группа, которая считает, что это просто инструмент достижения определенных целей, в том числе политических.

Я лично считаю, что максимально точно философия добровольчества выражена в документах ООН. Это сознательная деятельность по преобразованию социальной действительности, и вовлекаются в эту деятельность граждане на добровольной основе.

Если говорить конкретно о молодежном секторе добровольчества, то все чаще ставятся такие вопросы. Насколько это интересно молодежи? Имеем ли мы право как-то содействовать трансляции этой идеологии в молодежную среду? Не повредит ли это профессиональному самоопределению молодежи, позиционированию себя на рынке труда? Такие противопоставления возможны потому, что сегодня не очень много участников добровольческого движения, в полной мере осознающих, во что они вовлечены и какова их миссия на самом деле. Ряд общественных организаций занимает совершенно конкретную позицию: не надо эту идеологию насаждать насильно. Пусть человек самоопределится. Не каждый может стать добровольцем, и не каждый должен быть добровольцем.

Проблемы, которые сегодня ставятся организациями, занимающимися развитием добровольчества, за последние годы не изменились. И это настораживает. Пять лет назад мы говорили о проблемах привлечения, мотивирования, удержания добровольцев. То же самое и сейчас. Но эти проблемы ставятся, как правило, профессиональным сообществом. Осталась проблема массовости этого явления. По-прежнему у нас в добровольчество вовлечено до 10% граждан, в то время как этот показатель может достигать 40%.

Вместе с тем есть и позитив – появилась пока небольшая группа молодых людей, которым не надо объяснять, что они должны в чем-то участвовать. Они расценивают свое добровольное участие в чем-то как дополнительный «кейс», в том числе и профессиональный.

Еще одна проблема, которая не решена в России, – это нормативно-правовое регулирование добровольческой деятельности вообще. Количество профессиональных организаций, которые используют труд добровольцев в своей деятельности, довольно велико, но процесс регулирования этого труда ни на чем не основан. У нас до сих пор нет закона о добровольческой деятельности (во многих государствах такие законы действуют). У нас до сих пор ни в Трудовом кодексе, ни в законе о благотворительности нет подробного толкования добровольческой деятельности. И только небольшое количество организаций, где действуют сильные юридические службы, смогли в существующей ситуации самостоятельно сформулировать эти базовые положения на уровне своей организации.

В целом в стране участие в добровольческой деятельности никак официально не поддерживается, не формализуется государством, не идет в пакет профессиональных личностных достижений. Не скажу пока, что добровольчество не поощряется. Тут первые ростки пошли. В прошлом году на российском уровне была вручена совместная общественно-государственная награда в области добровольчества. Этим занимался Российский центр развития добровольчества и Фонд «Созидание». В Пермском крае уже несколько лет вручается знак «Волонтер Прикамья», и это, по сути, один из уникальных примеров поощрения добровольческой активности на региональном уровне.

На федеральном уровне активных попыток решить перечисленные проблемы не предпринималось со времен Гражданского форума 2001 года. Это происходит отчасти потому, что государство, используя технологии добровольчества для решения каких-то своих задач и интересов, не особенно интересуется самим явлением и его структурой. В целом отношение к некоммерческому сектору у государства настороженное, оно пытается понять, чем он занимается и что является результатом его деятельности, принимаются жесткие поправки к законам, регулирующим деятельность третьего сектора. Это касается и добровольчества. Для государства оно пока не стало явлением, пользующимся общенациональной поддержкой.

Что касается региональных властей, например, Комитета по молодежной политике администрации Пермской области, то развитие добровольчества поддерживается в грантовых конкурсах, оказывается организационная, информационная помощь. Прежде всего, получают поддержку так называемые центры развития добровольчества – организации, которые последовательно продвигают эту идеологию и используют профессиональный подход.

Теперь о перспективах добровольчества. Я всегда связываю понятие добровольчества с понятием социального капитала. Этот капитал в нашей стране недооценивается. Мы все время говорим о том, что президентом поставлена национальная задача удвоить ВВП, но у исполнительной власти имеются проблемы по реальному достижению этих показателей. В России пока не существует технологий оценки социального капитала и оценки того, что люди делают добровольно в неэкономической сфере, и что, тем не менее, в конечном счете тоже работает на ВВП. Очень большое значение имеют разрабатываемые отдельными организациями методики оценки труда добровольцев, которые позволяют получить совершенно измеримые, в том числи финансовые показатели, и немалые.

Я считаю, что если в перспективе добровольчество станет национальным проектом, национальной идеей, это может в значительной степени повлиять на подход к оценке и развитию социального человеческого капитала.

По моему мнению, добровольчество сегодня – это в первую очередь технология подготовки к профессиональной деятельности и развития профессиональной компетенции. В классической литературе по добровольчеству всегда приводится такой пример. В музее стоит скелет кита. Простой уборщице нельзя поручить протирать пыль со скелета, тогда как молодежи, которая интересуется зоологией, это может быть в несколько раз полезнее, интереснее и нужнее. Это и есть фронт деятельности добровольцев. Чем больше мы создадим возможностей для применения добровольческих усилий в различных сферах общества, чем больше мы интегрируем добровольческие программы в какие-то повседневные вещи, в ЖКХ, в ТСЖ, в содержание дворов и улиц, тем будет полезнее и лучше. Поэтому перспективы у добровольчества большие. Единственное, необходимо обеспечить системное информирование, координацию и профессиональную поддержку тех, кто развивает добровольчество.

Общероссийские ежегодные добровольческие социальные действия в 2006 году проходят под девизом «Мы вместе создаем наше будущее!» Их особенность состоит в том, что в них примут участие и бизнес, и общественные организации, и государственные структуры. Мы наконец-то пришли к межсекторному пониманию этих вещей. Например, в Перми фонд «Гражданская позиция» организует уже второй обучающий фестиваль добровольцев. По всему краю пройдет серия акций и трудовых десантов, различных обучающих мероприятий. Это множество событий, которые «аккумулирует» Национальный координационный комитет. Всего в Неделе добра примет участие не менее 40 крупных организаций.

Статья опубликована в Социальном календаре АСИ, выпуск № 6 на апрель 2006 года. Издание осуществлено Агентством социальной информации, при использовании информации ссылка на источник обязательна. Полный текст Социального календаря № 6 см. на сайте АСИ http://asi.org.ru/ASI3/main.nsf/0/80D26310D55B4097C32571420042070D


Выходные данные

Социальный календарь АСИ, выпуск №6, апрель 2006 года, стр. 7-9.

Что такое общественно-активная школа?

На этот вопрос отвечают:

Выберите, кто Вам ближе, и получите информацию по ОАШ

Нажми меня